Давид (bolivar_s) wrote in history_club,
Давид
bolivar_s
history_club

Categories:

Переселение народов и история мадьяр.

madiary-vengryСовременную эпоху не принято называть, как, скажем, период в начале нашей эры, временем Великого переселения народов. Нынешние этносы по большей части давно занимают свои географические территории. Это не значит, однако, что и сейчас не происходит массовых переселений. Десятки миллионов, людей только в нашем столетии переселились из Европы и в меньшей степени из Азии в страны Америки, из Китая,— в Южную и Юго-Восточную Азию и т. д. В нашей стране лишь за последние три с лишним десятилетия миллионы русских и украинцев перебрались в Казахстан. Никто из нас не удивится, встретив за полярным кругом грузина, познакомившись в Кушке — с якутом, мордвином или азербайджанцем.


А история знает случаи, когда разом сдвигается с места целый народ или большая его часть. За примерами этого совсем не обязательно обращаться в очень уж далекое прошлое. В 1916 году, во время первой мировой войны, власти Турецкой империи начали истребление народа ассирийцев (айсоров), жившего в восточной части Малой Азии и в Иране. Шовинистически настроенные руководители империи, фанатики-мусульмане воспользовались военным угаром в стране, чтобы попытаться уничтожить христиан-ассирийцев, как и христиан-армян. Ассирийцы отчаянно сопротивлялись, заняли круговую оборону, в течение двух лет «ни отражали, отступая, удары регулярной турецкой армии и «вольных» отрядов головорезов. А затем ушли со своей родины, точнее, с той ее части, которая принадлежала Турции. Так появились ассирийцы в России, в США, Ираке, Сирии и многих других странах.

Прошлое у нашей планеты бурное, в нем не раз и не два народы оказывались в том же положении, что айсоры в 1916 году, — под угрозой уничтожения или порабощения. И уходили от этой угрозы.
Даже гунны, ставшие впоследствии грозными завоевателями полумира, ринулись на запад из своей Монголии после того, как их разгромили здесь китайские армии. По дороге они в свою очередь стали угрозой множеству племен, тоже вынужденных стронуться с места — иногда в составе гуннских полчищ, иногда впереди них, иногда же эти племена «раздавались в стороны», уходили на север и на юг с пути свирепых завоевателей.
После того как монголы завоевали Среднее Поволжье, жившие здесь волжские булгары в значительной части отошли на север, став одной из частей складывающегося чувашского народа. Сходных примеров тут можно привести много.
Но нередко переселения племен и народов имеют другие причины. Тысячи людей, которым вовсе не угрожает внешний враг, поднимаются и ищут себе лучшей доли на новых местах. Так были освоены русским народом Север европейской части России и Сибирь. Так когда-то пришли в Северное Причерноморье скифы, изгнавшие или растворившие жившие здесь до них племена киммерийцев. Так двинулись из Северной Прибалтики на юг, к Черному морю, германские племена готов в начале нашей эры.
При этом само расселение народа может происходить медленно, растягиваясь на века?'
В нашей стране почти по всей огромной Сибири живут небольшими группами лесные охотники и оленеводы — эвенки. Непроходимая тайга стала их родиной за несколько сот лет, после того как эвенки, живущие до того лишь на юге Сибири, сумели найти способы охоты и передвижения, сделавшие их хозяевами лесов.
В предисловии к книге советского эвенкийского ученого-историка А. С. Шубина профессор Е. М. Залкинд пишет: «Кажется почти невероятным, как могли племена, стоявшие на таком уровне развития, покорять колоссальные пространства, преодолевать трудности многомесячного, а подчас и многолетнего пути. Но на самом деле чем дальше в глубь истории, тем меньшее значение имеет фактор расстояния. Везде, куда бы ни приходил в таежных скитаниях эвенк, он находил ягель для своих оленей, зверя для промысла, кору и жерди для чумов. И тем легче было ему пускаться в дальний путь, так как в ту пору никакой роли не играл фактор времени. годы, проведенные в одном месте, годы, прошедшие в походах по новым местам, все это ничего не меняло в привычном образе жизни».
Разумеется, слова о роли времени и расстояний можно отнести не только к эвенкам, но и ко многим другим кочевникам.
Не правда ли, это многое объясняет в том, с какой относительной легкостью сдвигались с меЬта древние племена в поисках лучших — или хотя бы не худших мест на лице земли.
Кипчаки (половцы) идут из Сибири в IX-XI веках единым ударным клином на запад, становятся хозяевами большей части Средней Азии и Северного Причерноморья, оттесненные ими тюрки-огузы движутся в Иран, на Кавказ, в Малую Азию.
Создание, единого государства в Норвегии заставило часть тамошней вольнолюбивой знати отправиться в Исландию со своими домочадцами. Объединение прежних Кастилии, Арагона, Леона в Испанском королевстве и завоевание им юга Пиренейского полуострова привели к массовому выселению оттуда в Африку мусульманского арабоязычного населения.
В XVI веке произошла странная, но только на первый взгляд история. С запада Средней Азии в восточную ее часть ворвались кочевые племена. Они победили и выгнали из Ферганы ее правителя эмира Бабура (а сами, смешавшись с местным оседлым населением, вошли в число предков современных узбеков). Неудачливый же эмир-изгнанник, кстати сказать, потомок сразу и Чингисхана и Тимура, вынужденный бросить и родные места и наследственные владения, с остатками своей армии бежал на юг, в Афганистан и Индию. и стал основателем грандиозной империи, получившей имя державы Великих Моголов.
Более подробно мы расскажем здесь о многовековом движении мадьярского народа, а потом о расселении цыган.
С Енисея на Дунай В 1848 году, году бурного революционного подъема почти во всех странах Европы, венгры восстали против хозяйничавшей на их земле Австрийской монархии. Венгерская революция была разгромлена, несмотря на героическое сопротивление своих защитников. Из занятого австрийскими солдатами города убегает, прихрамывая, подросток, ругая этих вояк палачами на всех известных ему языках. А языков он знал немало, потому что с детства изучал их. Этого бездомного хромого мальчика звали Арминий Вамбери. Имя, которое станет громким, во всяком случае для географов, историков, востоковедов и лингвистов всего мира. Арминий Вамбери, замечательный языковед и страстный исследователь, совершит поразительные путешествия, переодетый то арабским дервишем, то турком, то персом; он будет поражать своими познаниями западных министров и. восточных эмиров. А тогда. «В поле у Дуная он встретил нескольких солдат, спасшихся от плена. Они были запылены, и поражение читалось на их лицах.
— Все кончено, — говорили они, — будем ложиться и умирать. Пропадает наша свобода!
Тогда поднялся старый пастух и прохрипел им шатающимся от старости голосом:
— Стойте, дети! Всегда, когда с нами беда, приходят нам на помощь старые мадьяры из Азии: ведь мы их братья, будьте спокойны, они и теперь нас не забудут».
Так эту сцену описал в рассказе «Вамбери» советский поэт и прозаик Николай Тихонов.
В своих странствиях по Средней и Центральной Азии, по таинственным и часто запретным тогда для европейцев местам, Арминий Вамбери пытался найти и этих «старых мадьяр из Азии», память о которых жила в сердце венгерского пастуха.
Старинные венгерские хроники говорят о мадьярах как о родственниках гуннов и утверждают, что другие родичи мадьяр живут в Персии.
Понятно, что для древнего хрониста слово Персия могло обозначать не одну лишь страну, которую мы знаем под этим именем, но значительную часть Азии.
Во время странствий легендарные братья Хунор и Мадьяр захватили двух дочерей аланского царя (аланы, как вы помните, одно из сарматских, племен). От этих-то женщин, говорит хроника Симона Казаи, и произошли все гунны, «они же венгры».
В Венгрии вот уже многие сотни лет не одни лишь ученые, но и народ помнили о приходе сюда своих предков издалека, с востока, из Азии, и не просто помнили, но связывали с далекой родиной и неведомой родней особые надежды. Может быть, как раз потому, что в Центральной Европе мадьяры-венгры — единственный народ, принадлежащий к угро-финской языковой семье. Со всех сторон мадьярский остров окружен индоевропейским морем. С одной стороны живут славяне, с другой — немцы и австрийцы, с третьей — румыны.
А ближайший в географическом отношении народ той же семьи обитает на много километров севернее; в Прибалтике. Это эстонцы. И то эстонцы — в языковом отношении — отнюдь не самые близкие родичи мадьяр. Более близкие (ханты и манси) живут на северо-востоке европейской части СССР и на крайнем северо-западе Азии — еще дальше, чем эстонцы.
Сегодня венгерские антропологи, лингвисты и археологи снова и снова едут на Волгу, Урал, в Приполярье, в Западную Сибирь и Среднюю Азию, желая отыскать следы своих предков и лучше изучить бесспорных и предполагаемых родственников. Но многие сотни лет назад венгерские короли и епископы тоже слали далеко на восток своих представителей и с той же целью. Впрочем, тогдашние представители венгерской короны и церкви преследовали и политические цели, а сверх того заботились о спасении душ предполагаемых азиатских мадьяр. Самой, может быть, поразительной из таких экспедиций «за предками» была поездка на восток доминиканского монаха Юлиана. Это был сразу и подвиг и приключение.
Юлиан шел через земли, охваченные очередными истребительными войнами, пересекал степи, кишевшие разбойниками, точнее, кочевниками, не упускавшими при случае возможности разбогатеть. Он потерял по дороге своих спутников, лишился денег, но, беззащитный, одинокий и нищий, шел на восток с упрямством жюльверновского капитана Гаттераса, стремившегося к Северному полюсу. Чтобы найти хоть какую-нибудь пищу и защиту от степняков, Юлиан присоединялся к караванам и прислуживал их хозяевам, трудом и унижением добывая себе право идти дальше и дальше.
На Волге, у булгар, встречает Юлиан «азиатскую мадьярку», что замужем за булгарином. С помощью ее и ее родственников он обнаруживает на Урале «Великую Венгрию» — прародину своего народа, слышит мадьярскую речь, рассказывает этим вновь открытым сородичам, хоть и не землякам, о могучем Венгерском государстве на Среднем Дунае, проповедует христианство.
Но это замечательное открытие, сделанное семьсот с лишним лет назад, было уже почти запоздалым. Западные мадьяры нашли восточную «Великую Венгрию» словно, только для того, чтобы вскоре узнать: ее не стало. Страшное Батыево нашествие обрушилось и на землю уральских мадьяр.
Надо еще отметить, что сразу после завоевания татаро-монголы включили мадьярских воинов, согласно давней своей традиции, в собственную армию. Некоторое время в татарской Золотой Орде среди прочих «национальных», как мы сказали бы сегодня, воинских частей была и мадьярская.
Разгромленные и разрозненные мадьяры, по-видимому, в конце концов смешались с окрестными народами, в основном с башкирами. Впрочем, еще в XII веке, за столетие до похода Батыя, некоторые арабские путешественники считали азиатскими мадьярами именно самих башкир.
Лишний раз подтверждают связь мадьяр с Уралом географические названия. Есть, например, в Башкирии река Сакмара — приток Урала. А это же самое слово, которое служит именем башкирской реке, не раз повторяется на карте современной Венгрии.
Мало того. Три из двенадцати известных истории основных башкирских родов носили те же имена, что три из семи пришедших на Дунай мадьярских племен.
На Урал мадьяры тоже откуда-то пришли. Следы этих прамадьяр и в Западной Сибири, и в Казахстане, и в Узбекистане. В левобережье Камы, в низовьях ее был недавно открыт древнемадьярский могильник.
По мнению исследовательницы Е. А. Халиковой, территория Великой Венгрии охватывала левобережье Нижней Камы, Южное Предуралье— и отчасти восточные склоны Урала. Е. А. Халикова считает, что протовенгры появились в Южном Предуралье в конце VI века — возможно, после того, как некоторые угорские цлемена Тюркского каганата восстали против его власти и потерпели жестокое поражение.
Восстание. это охватило ряд районов Средней Азии и Казахстана.
До него же, полагает Е. А. Халикова, предки древних венгров «во второй половине VI века. скорее всего находились в составе Западного Тюркского каганата и совместно с тюриотами играли большую роль в политической жизни Средней Азии и Сасанидского Ирана (как тут не вспомнить Персию, о которой упоминают венгерские хроники. — Авт.). Эта эпоха наложила отпечаток на дальнейшую культуру древних венгров: в различных ее элементах — мифологии, изобразительном искусстве — сильны иранские мотивы и сюжеты».
В Среднюю Азию и Казахстан предки древних венгров попали еще в IV веке н. э., когда прокатившийся по Южной Сибири поток кочевников оторвал их от сородичей — обских угров.
Е. А. Халикова особо подчеркивает, что уральская «Великая Венгрия» конца VI — начала IX века поддерживала связи с лесостепными районами Западной Сибири и Северного Казахстана, где оставались близкородственные древним венграм угорские племена. Об этом отчетливо свидетельствуют материалы раскопок на Урале, подтверждающие обмен между этими далекими районами.
О судьбе мадьяр, ушедших с Урала на запад, мы знаем гораздо больше, хотя тоже относительно немного.
Видимо, в середине 1-го тысячелетия н. э. часть уральских мадьярских племен покинула родные места. Может быть, потому, что мадьяр подтолкнула очередная волна Великого переселения народов. Может быть, потому, что после гуннского нашествия и разграбления многие плодородные земли к западу от Урала оказались сравнительно слабо заселенными. Может быть, потому, что на Урале изменился климат. Так или иначе, но для кочевников-мадьяр переселение на новые места не могло быть делом слишком трудным.
В середине 1-го тысячелетия мадьяры живут уже и в бассейне Волги. Красивое имя носит эта мадьярская новая страна на правобережье Волги — Леведия Этелькуза. Вскоре здешние племена признают власть хазарского кагана, тогда владыки великой державы, которая охватывала Северный Кавказ, часть Поволжья и соседних земель и вскоре вступила с арабами в борьбу за Закавказье. В ту пору в состав мадьярского объединения входят и принимают мадьярский язык несколько кочевавших поблизости хазарских племен.
В ту же эпоху, по-видимому, к древнему самоназванию одного из племен — «мадьяры» прибавляется новый этоним — «венгры» от имени тюркского народа оногуров, на землях которого мадьяры жили около столетия.
Постепенно центр расселения мадьяр сдвигается западнее. Новая Леведия размещается уже по обе стороны Дона, располагаясь примерно на территории от Киева до Воронежа. Мадьяры живут среди славянских племен, возможно, даже чересполосно с ними. Мадьярский союз племен поддерживает дружественные отношения с Византией, и эта держава втягивает кочевников в свои войны.
Выполняя соглашение с Византией, мадьяры в IX веке нанесли тяжелый удар по Болгарскому царству на Нижнем Дунае. Потерпевшие жестокое поражение болгары через несколько лет ответили беспощадным набегом на Леведию, предпринятым в союзе с печенегами, появившимися незадолго до того в тех же причерноморских степях, где жили мадьяры. Болгары и печенеги выбрали для нападения очень удобный момент. Мадьярское войско, почти все способные носить оружие мужчины, было в это время в дальнем походе. Леведия оказалась беззащитной.
Когда же войско вернулось на родину, то увидело, что осталось без народа. Печенеги не просто разорили страну, как только могли, они еще и увели в плен или перебили всех молодых женщин.
И мадьяры решили покинуть земли, где они не могли теперь чувствовать себя в безопасности. Куда им было пойти? Легенды утверждают, что переселение ни в коем случае не было стихийным. Даже адрес, по—видимому, был намечен заранее: страна в среднем течении Дуная, местность, Где когда—то была расположена римская провинция Паннония. Позже там, на Среднем Дунае, был центр великой Гуннской державы (а еще позже — Аварского каганата).
Как это ни странно звучит, но, возможно, что в Паннонию привела мадьяр как раз легенда о том, что они ведут свой род. от Аттилы. До сих пор ведь в венгерском народе живет предание, согласно которому мадьяры происходят от гуннов. Историки в ответ обычно пожимают плечами и говорят, что, конечно, ряд угорских племен был вовлечен в великое переселение народов, что в составе армий Аттилы были, вероятно, и мадьяры, но что собственно гунны, как и их вожди, мадьярами, конечно, не были.
Впрочем, надо сказать, что, во-первых, после смерти Аттилы и разгрома его армий остатки гуннов во главе с одним из уцелевших сыновей грозного царя ушли в Северное Причерноморье. Здесь они просуществовали в виде отдельной народности еще около двух столетий, пока окончательно не растворились среди тогдашнего населения этих мест. Гунны могли, что отнюдь нельзя считать доказанным, встретиться в Причерноморье с мадьярами и смешаться здесь именно с ними. Не исключено, что это и могло стать основой легенды о родстве гуннов и мадьяр.
Стоит добавить, во-торых, что отдельные венгерские ученые сейчас полагают, будто первые мадьяры появились на Карпатах и к западу от них еще в VII веке. Если это так, основная масса мадьяр в конце IX века действительно пошла на запад по пути, который был уже проторен их родичами.
Высказывалась гипотеза и о том, что эта группа тюрков-оногуров, от которых, как вы знаете, перешло на венгров имя, появилась на Дунае около 670 года вместе с тюрками-булгарами.
Ученые наших дней спорят, а в венгерских средневековых летописях прямо сообщается, что мадьяры пошли на Дунай, чтобы овладеть наследием первого предводителя рода Алмуса (Алмоша) — Аттилы. При этом Алмус объявляется потомком «короля Магога». Взятыми из Библии именами великанов Гога и Магога часто называли в средневековье грозные для оседлых европейцев племена ¦кочевников. Магогй предание связывало с гуннами; летописец, гордившийся своим происхождением от гун— нов, отразил уже сложившуюся в его ¦время венгерскую традицию, по. которой имя Магог не пугало, а, напротив, таким предком можно было и похвалиться.
Исход мадьяр с Дона произошел около 895 года, когда на Руси правил князь Олег. Летописям венгерским здесь не противоречат древнерусские сведения. Древнерусский летописец под 898 годом поместил. сообщение о мирном уходе мадьяр через киевские земли на запад.
По дороге, между прочим, они взяли с собой и сохранили до наших дней. древнерусские названия рыболовных снастей, а заодно стали звать — и зовут до сих пор — на древнерусский манер поляков.
Через горные проходы в Карпатах вышли наконец кочевники на просторы Паннонии. Главную их силу составляли семь племен, среди них племена с «башкирскими» названиями: юрматы, кесе, еней. Семь вождей этих племен связали себя и свои племена вечным договором о союзе, скрепив его кровью.
По венгерской легенде, мадьяры якобы выкупили Паннонию у славянского князя Моравии за белого коня, седло и уздечку, но князь потом нарушил договор, и страну венграм «пришлось» отвоевывать.
Историки до сих пор спорят, насколько большую роль сыграли для решения судьбы Паннонии чисто военные действия. В трехтомной «Истории Венгрии» утверждается, что часто, вероятно, дело обходилось, без кровопролитий. В момент, когда мадьяры пришли на Средний Дунай, здесь не было реальной политической силы, способной помешать им овладеть этой территорией.
Сообщения же некоторых летописцев о древних даже для них и весьма героических боях пришельцев с аборигенами страны, по мнению многих историков, преувеличены. В средние века любили героизировать прошлое и, как правило, преувеличивали роль военных действий в истории.
Не надо забывать, что количество пришельцев было относительно невелико. Ведь мадьяры были кочевниками, а кочевые народы обычно куда малочисленнее оседлых, занимающих равную территорию. На плодородной земле у Дуная нащлось место для новых племен, быстро осевших на землю. Мадьяры легко смешивались с местным населением, в основном славянским, — у выходцев с Дона, собственно говоря, не было тут выбора, поскольку после болгаро-печенежского удара мадьяры остались почти без женщин. И, надо сказать, в венгерском языке почти все слова, относящиеся к жилищу и пище, к земледельческому труду и государственному устройству, по происхождению славянские.
Смешение со славянами, естественно, отразилось на мадьярском языке. Венгерский историк Э. Мольнар писал: «Если венгерский крестьянин смотрит в окно, выходит в сени, идет в погреб, в кухню или в комнату, в каморку, выходит во двор или на улицу, если он говорит, зовет своего кума, ищет своего соседа, обращается к другу, пирует в кабаке, пляшет чардаш, смотрит кругом на равнине или в степи, идет в пастухи, в разбойники, несет с собой съестные припасы, живет на хуторе, бросает веревку на шею жеребенку, запрягает вола в иго, гонит домой Стадо, берет в руки косу, укладывает стог, дает скоту корм, тянет тачку, если он работает или кончает работу. он делает такие дела, которые выражаются словами, перенятыми из славянского языка».
Стоит отметить, что раскопки венгерских могильников X века на Среднем Дунае показали, что древние мадьяры в это время по антропологическому облику были схожи с сарматами, жившими в начале нашей эры в Нижнем Поволжье, на Украине и у южных берегов Аральского моря. То есть на Дунай венгры пришли уже как достаточно типичные европеоиды. Между тем угры, ушедшие из Южной Сибири, обладали многими монголоидными чертами. Мадьярскийэтнос постепенно потерял большую часть их, смешиваясь по пути на запад с европеоидными по облику племенами.
Итак, новой родиной мадьяр — уже навсегда — стала Паннония.
У этой области в центре Европы удивительная история. (Впрочем, какая страна не имеет за собой удивительной истории?) В самом начале 1-го тысячелетия н. э. земли на Среднем Дунае были покорены римлянами. Но жители новой римской провинции недолго послушно повиновались «владыкам мира». Вскоре они восстали и заставили Римскую империю напрячь в борьбе против «мятежников» все свои силы. Войну с паннон—цами римляне той поры считали самой для себя тяжелой после Пунических войн, в которых против Рама выступал Карфаген, поставивший когда-то государство своих врагов на край гибели. Мировая держава все-таки победила и здесь, но до конца существования Римской империи Паннония с ее непокорными обитателями оставалась одним из слабых мест во владениях Августов.
Во времена Великого переселения народов Паннония освободилась от владычества римского, но не чужеземного. В качестве ее хозяев сменяли друг друга (или делили друг с другом страну) сарматы и готы, вандалы и роксоланы, языги и карпы, бастарны и маркоманы и многие иные племена. Эти племена, в большинстве известные теперь только специалистам, когда-то заставляли трепетать сердца правителей Рима и Константинополя. Потом здесь царили гунны, но их выбили к концу V века н. э. гепиды, остготы, ругии и сквиры.
Именно из Паннонии вождь союза ругиев и сквиров Одоакр пошел в Италию и после многих побед над бессильной империей низложил последнего римского императора Ромула Августула. Так Паннония все—таки «взяла реванш» у Рима — не прошло и пяти веков. Позже в Паннонии находился центр аварской державы, основанной пришельцами из Центральной Азии в VI веке. Сюда приходила в начале IX столетия армия императора Карла Великого, посадившего на пошатнувшийся аварский трон крещеного кагана. Здесь же последние авары были растворены славянами. И здесь же мадьяры включили в свой состав местных славян.
Арпад, сын Алмуса, вождь сильнейшего из семи племен, называвшегося «медьер», основал династию Арпадовичей, а имя его племени принял весь народ. Но образование Венгерского королевства еще не положило конец переселениям новых и новых племен на землю Паннонии.
Венгерские короли, забыв прошлые обиды, приняли на своей земле в XI веке тюрок—печенегов, выгнанных из Северного Причерноморья собственными их родичами—половцами, тоже тюрками по языку. А еще через двести лет, в XIII веке, гостеприимная долина Дуная приняла еще и волну половцев, ушедших на запад от монгольского нашествия (часть их покинула позже Паннонию, перебравшись в другие земли, прежде всего в Болгарию). До сих пор среди венгерского народа выделяется этническая группа прямых их потомков — палоцей.
Кочевников, вероятно, влекла к себе знаменитая венгерская степь — пушта, а венгерским королям нужны были воины и для борьбы с собственными крупными вассалами.
Из века в век сохраняла плодородная земля на Среднем Дунае свою притягательность для все новых и новых народов. Сколько дорог, начавшихся в центре Азии, заканчивалось здесь, в центре Европы!
Временами Венгерское королевство становилось по размерам и влиянию одной из великих держав средневековой Европы. Венгерские короли занимали порой еще и престолы Польши, Неаполя в Италии, распространяли свое влияние на чешские, румынские, хорватские, украинские и сербские земли.
В начале XVI века часть мадьярских земель попала под власть Турецкой империи, в дальнейшем Венгрия входила в состав Габсбургской державы вместе с Австрией и Чехией, Словакией и Хорватией, частью Украины и частью Сербии и т. д.
Сосуществование с другими народами в составе одной державы отражалось, конечно, и на культуре и на языке, а в какой-то мере и на внешности мадьяр. Но родину за последнее тысячелетие мадьяры уже не меняли. А между Енисеем и Дунаем археологи, лингвисты, антропологи и историки вместе уточняют местоположение по меньшей мере трех прародин мадьяр: донской, волжской и уральской, плюс ищут следы четвертой, еще более древней прародины, среднеазиатской или западносибирской.
Миграция мадьяр началась в пору, которую так и называют временем Великого переселения народов, и закончилась на исходе этой эпохи.
http://hi-electres.ru/index.php/vse-stati/obshchestvoznanie/etnografiya/117-pereselenie-narodov-i-istoriya-madyar?showall=&limitstart=


Subscribe

promo history_club february 19, 2014 20:52 Leave a comment
Buy for 1 000 tokens
УКАЗ Президиума Верховного Совета СССР О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР Учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР, Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments