Ярослав Бутаков (butakow) wrote in history_club,
Ярослав Бутаков
butakow
history_club

Categories:

Нужен ли России миф о "великом Столыпине"?

Миф о «великом Столыпине» утверждает, что он был способен обеспечить развитие России, уберегая её от революции и от крайностей реакции. Убийство Столыпина революционерами в 1911 году подорвало его спасительный для России план, а окончательное крушение надежд на спокойное развитие России было связано с начавшейся в 1914 году мировой войной. Данная легенда основывается на тезисах об успешном ходе двух мероприятий, проводившихся Столыпиным: 1) аграрной реформы, 2) подавления революционного движения.


Главными целями столыпинской аграрной реформы были создание класса мелких земельных собственников и социальное успокоение русской деревни. За 10 лет реформы (1907-1916; аграрная реформа продолжалась и после убийства Столыпина) из общины вышла и закрепила земельные наделы в частную собственность примерно четверть всех домохозяев. Много это или мало?

С одной стороны, можно считать, что нормальный ход реформы прервала революция. С другой, темпы выхода крестьян из общины, возраставшие в 1908-1910 гг., резко замедлились в 1911 году. Потом они снова возросли, но изменились мотивы этого выхода. Если сначала из общины выходили главным образом зажиточные крестьяне, отвечавшие представлению Столыпина о крепком хозяине, то в дальнейшем увеличилось число крестьян, стремившихся таким путём продать свой земельный надел. Всего же из примерно 2,5 млн. домохозяев, выделившихся из общины, продали свои земли 1,2 млн. – почти половина.

Столыпинская реформа привела к мобилизации земельной собственности, её концентрации у самых зажиточных хозяев. Неизбежной обратной стороной такого процесса становилась пауперизация значительной части крестьянства. До реформы бедняки составляли 59,6% крестьян, середняки – 31,8%, кулаки – 8,6%. Несколько лет реформы изменили это соотношение так: бедняки – 63,8%, середняки – 29,8%, кулаки – 6,4%. Понятно, что социальному успокоению русской деревни такой процесс содействовать никак не мог.

Мало того. Разорившиеся крестьяне пополняли ряды городского пролетариата, где они были гораздо опаснее для государственного порядка, чем в деревне. Таким образом, в своём дальнейшем осуществлении столыпинская аграрная реформа неизбежно вела к социальному взрыву и новой революции. То есть – била мимо той цели, ради которой затевалась. Даже при отсутствии внешней войны, Россия не имела бы тех «20 лет покоя», о которых мечтал Столыпин. Развязка его реформы наступила бы раньше.

Отрицательное отношение многих к реформе Столыпина, как тогда, так и сейчас, основано на неприятии разрушения крестьянской общины. Конечно, община не может быть признана какой-то святыней русской жизни. Поэтому важно установить, насколько она в то время действительно отжила. Факты не позволяют говорить об общинном землевладении в России в начале ХХ века как о чём-то отсталом, архаичном, ненужном. Можно по-разному интерпретировать цифру в 27% домохозяев, выделившихся из общины. Но вот ещё данные.

Из 9,8 млн. десятин земли, купленных крестьянами за годы реформы, 6,2 млн. (63%) было приобретено не частными собственниками, а крестьянскими товариществами (общинами, артелями и т.д.). Крестьяне, переселявшиеся в Сибирь с поощрения правительства, на новом месте не создавали фермерские хозяйства, а воссоздавали общину. В неурожайные годы, каким был 1911-й, резко сокращалось число выделившихся из общины и наблюдался обратный процесс – возврат в общину. То есть в тяжёлое время опорой крестьянства по-прежнему была община, доказавшая свою жизнеспособность и практичность в России того времени.

Следовательно, реформа Столыпина провалилась в главном – в ставке на создание широкого класса мелких земельных собственников. И этот результат очевиден уже по итогам тех десяти лет, в которые реформа реально осуществлялась. Главным же следствием разрушения общины, проводившегося под нажимом властей, стала колоссальная пертурбация, внесённая правительством в жизнь русской деревни.

Приходится согласиться с И.Я. Фрояновым: «Силовая ликвидация общины озлобила и революционизировала русское крестьянство». Хотя принципом реформы была объявлена добровольность, но всем известно, во чтó таковая обычно выливается в российских условиях, когда власть ставит перед своими местными агентами цель и необходимость отчитываться по результатам. Неверно полагать, будто сто лет назад было как-то иначе.

Пытаясь доказать благие последствия реформы Столыпина, нередко говорят о росте производства и благосостояния России в те годы. В частности, упоминают о том, что Россия была одним из крупнейших в мире экспортёров продукции сельского хозяйства. Указывают на свидетельства возросшего уровня жизни (правда, преимущественно в городах). Что же, известно, что в 1909-1913 гг. среднегодовой прирост производства основных продовольственных культур в России составлял 1,4%. Это было даже ниже, чем в 1900-1905 гг. (2,4% в год). В то же время население России в этот период возрастало за один год в среднем на 1,6%.

О чём это говорит? О том, что прирост аграрного производства отставал от роста народонаселения. Следовательно, среднедушевой уровень потребления продовольствия в России за годы столыпинской реформы не увеличивался, а снижался! Поэтому факты увеличения такого потребления в те годы могут относиться только к отдельным социальным слоям, но никак не к большинству населения тогдашней России. Здесь мы наблюдаем картину, аналогичную той, которую видели воочию ещё недавно, в 1990-е годы – рост благосостояния некоторых социальных групп на фоне ухудшения положения основной массы граждан. То есть, реформа Столыпина осуществлялась в интересах меньшинства населения России.

Между тем, есть и факты, позволяющие говорить о некотором повышении благосостояния русского крестьянства перед Первой мировой войной. Но их необходимо правильно оценить. Так, у крестьян в годы реформы Столыпина действительно стало на руках больше свободной наличности, за которую они могли приобрести больше промышленных товаров. Но благодаря чему появились эти свободные средства? Здесь нужно учесть, что с 1907 года прекратилось взимание с крестьян выкупных платежей, которые они должны были выплачивать после освобождения от крепостного права. Отмена выкупных платежей была провозглашена в указе Николая II от 3 ноября 1905 года под воздействием аграрных беспорядков. То есть она была завоёвана русскими крестьянами в ходе революции. Столыпин к этой благой мере не имел никакого отношения.

Вряд ли деятельность Столыпина по умиротворению страны может быть признана достаточно эффективной даже на фоне его современников и коллег. Предшественник Столыпина на посту министра внутренних дел Пётр Николаевич Дурново, занимавший эту должность с октября 1905 по апрель 1906 гг., справился с самым пиком революционного движения, не прибегая к такой крайней мере, как введение военно-полевых судов. Это несмотря на то, что именно на время пребывания П.Н. Дурново во главе МВД пришлись почти все вооружённые восстания революции 1905-1907 гг. (включая Московское), а на период руководства ведомством Столыпина – только одно восстание моряков базы Балтийского ВМФ в Свеаборге (Финляндия) в июле 1906 г. Когда Столыпин возглавил МВД, а затем правительство, революция уже шла на спад. Поэтому введение военно-полевых судов справедливо расценивалось в обществе не как акт государственного разума и порядка, а как банальная месть властей за революцию, в том числе по личным мотивам (12 августа 1906 г. взрывом на даче Столыпина была ранена его дочь, ответом на что и стал указ о военно-полевых судах).

Охота на Столыпина, развёрнутая партией эсеров, в сущности, ничем принципиально не отличалась от такой же охоты на предшественников Столыпина на высоких постах. Она не доказывает, что революционеры усматривали в успехе реформы Столыпина крах надежд на революцию. Иначе необходимо считать, что фигур того же масштаба революционеры видели в министре народного просвещения Н.П. Боголепове, министрах внутренних дел Д.С. Сипягине и В.К. Плеве, московском генерал-губернаторе великом князе Сергее Александровиче. Ибо все они, как Столыпин, ещё раньше погибли на своих постах, исполняя свой долг. Если на этом основании делать Столыпина одним из кумиров государства Российского, то было бы несправедливо отказывать в такой же чести и вышеназванным лицам.


О конечном поражении Столыпина в борьбе против терроризма свидетельствует не то, что его убили, а то, как это сделали. Столыпин был застрелен многолетним кадровым агентом охранного отделения (!), получившим именное (!) приглашение в театр на спектакль в присутствии коронованных особ и главы правительства!

Subscribe

promo history_club february 19, 2014 20:52 Leave a comment
Buy for 1 000 tokens
УКАЗ Президиума Верховного Совета СССР О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР Учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР, Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments