Давид (bolivar_s) wrote in history_club,
Давид
bolivar_s
history_club

Categories:

Караул устал! Мифы и факты о знаменитом анархисте Анатолии Железнякове.

Судьба знаменитого анархиста

Матрос Железняк: мифы и факты

Владимир ГОРАК, кандидат исторических наук

Опубликовано на http://www.day.kiev.ua/262943

Анатолий Григорьевич Железняков — матрос Железняк (именно так часто называли его соратники) — стал в советской истории фигурой воистину легендарной. О нем в СССР слагали песни, ему ставили памятники, его именем назывались улицы городов. В 1942 году храбро сражалась с гитлеровцами команда бронепоезда «Анатолий Железняков», а представители старшего поколения хорошо помнят песню о «матросе-партизане» Железняке. Конечно, в целом эта песня ни в коем случае не может считаться источником достоверной информации о герое нашей статьи, однако в ней звучит и совершенно правильная мысль — о том, что легендарный матрос Железняк воевал и погиб в Украине...                                                                                                                                        УЧЕБА, НЕЛЕГАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА И МЕЧТА О МОРЕ

Будущий известный матрос-анархист родился 20 апреля 1895 года в селе Федоскино Московской губернии. Семью, в которой появился на свет Анатолий, даже с очень большой натяжкой нельзя назвать благополучной. На момент рождения сына отец, Григорий Железняков, был безработным (незадолго до этого его уволил с работы хозяин-помещик). В поисках лучшей судьбы Железняковы вскоре перебрались в Москву, однако иная, благополучная жизнь у них так и не заладилась. Жизненные испытания в сочетании с отнюдь не богатырским здоровьем Железнякова-старшего сделали свое дело, и в 1902 году он покинул этот мир, когда Анатолию было всего семь лет. Впоследствии родная сестра Анатолия Григорьевича, Анна Железнякова, вспоминала, что с уходом отца в ее семье наступило время «горя и страданий».

Железняковы страдали от постоянного безденежья и отсутствия постоянного места жительства. Вместе с тем мать Анатолия, Мария Павловна Железнякова, ни на минуту не забывала о том, что детям нужно дать солидное образование. Юный Железняков успешно окончил Пресненское городское училище и церковно-приходское училище. Позднее, в 1911 году, когда наступило время Анатолию выбирать профессию, мать отдала его учиться в Лефортовское военно-фельдшерское училище.

В этом учебном заведении Анатолий Железняков отлично учился и даже, по некоторым данным, был первым учеником. Вместе с тем, человек, которому в будущем было суждено распустить Учредительное собрание, довольно быстро осознал, что военная медицина не является его настоящим призванием. Уже тогда сын Григория Железнякова услышал зов моря и решил стать моряком. Желая изменить свой жизненный путь, Анатолий попытался поступить в мореходную школу в Кронштадте, однако провалился на экзамене по физике. Неудачей закончилась и его попытка поступить в «мореходку» Ростова-на-Дону. Там его вообще не допустили к вступительным экзаменам — на том основании, что он на два месяца «перерос» абитуриентов... Семья Железняковых остро нуждалась, и реализацию мечты о море пришлось на время отложить. Совсем молодой Григорий Железняков приезжает в подмосковный город Богородск и устраивается работать на фабрику крупного капиталиста Морозова.

Если судить по разным источникам, автор известнейшей фразы «Караул устал!» довольно рано стал революционно настроенным человеком. Однажды вечером, когда работа на фабрике в Богородске была уже закончена, Морозов увидел молодого человека, идущего к нему навстречу в явно вызывающей манере — с руками в карманах и с дымящейся папиросой во рту... В ответ на требование хозяина немедленно прекратить курение Анатолий (это был он) невозмутимо спросил капиталиста — кто он, собственно, такой, чтобы ему приказывать? Услышав в ответ резкое «хозяин», Железняков спокойно ответил: настоящими хозяевами фабрики является не он, Морозов, а те рабочие, которые на ней работают.

Этот ни дать ни взять марксистский тезис отнюдь не впечатлил хозяина-капиталиста, а сам Анатолий вскоре был уволен. Потеряв средства для существования, Анатолий снова вспомнил о бескрайних морских просторах. Вскоре скорый, пыхающий дымом поезд уже вез его на юг, к Черному морю, где работал матросом его старший брат Николай... «Морская» мечта Анатолия, казалось, осуществилась.

Однако тогда молодой Железняков познал не только радость от того, что стал моряком, но и изнурительный и к тому же низкооплачиваемый труд судового кочегара. Зарплаты Анатолию хватало в основном на одежду и питание, а вот помогать своей семье денежными переводами так, как ему хотелось, у простого матроса-кочегара реальной возможности не было. По-видимому, именно эта причина заставила Железнякова бросить работу на черноморском флоте, возвратиться в родные края и устроиться на военный завод.

Именно там, на этом военном заводе, началась революционная деятельность Анатолия Железнякова. Вчерашний матрос-кочегар стал членом подпольной большевистской организации, которая поручила ему распространение среди солдат листовок революционного содержания. Открывая на фронте ящики со снарядами, «служивые» обнаруживали там не только боеприпасы, а и агитационную литературу, аккуратно положенную туда Анатолием... Конечно, для царского сыска не составило большого труда выяснить, от кого фронтовики получают подобные «гостинцы». Известно, что царская полиция уже готовила ордер на арест Железнякова, однако молодого революционера-подпольщика спасла от задержания чистая случайность — как раз в те дни Анатолий Григорьевич был призван на военную службу на Балтийский флот, на борт учебного судна «Океан». Отметим, что к тому времени Анатолий уже стал довольно опытным конспиратором. В одном жандармском рапорте отмечалось, что «мещанин Анатолий Железняков» ведет свою подпольную работу весьма искусно, не давая ни малейших поводов для ареста. Конечно, сам Анатолий отнюдь не переоценивал себя и прекрасно понимал, что угодит под стражу рано или поздно. Почувствовав приближение ареста, 12 июня 1916 года Железняков бежал с «Океана», дезертировав таким образом из вооруженных сил Российской империи. Вскоре при помощи сестры Анны он изготовил фальшивый документ, навсегда «освобождавший» его от службы в царской армии. С ним через некоторое время, спасаясь от преследований полиции, Железняков вновь уезжает на Черное море, где работает матросом на торговом корабле «Принцесса Кристина». Именно там, на борту «Принцессы Кристины», встретил матрос Железняков Февральскую революцию...

ДЕПУТАТ БАЛТИКИ

Надо сказать, что революция, положившая конец царской власти, не произвела особого впечатления на Анатолия. По его мнению, власть тогда захватила буржуазия, а народ получил всего лишь «куцую свободу». Анатолий Григорьевич уезжает на Балтику, где его подпольную революционную работу хорошо помнили многие моряки. Железняков был счастлив тем, что теперь-то он уже сможет участвовать в политической жизни страны открыто и не таясь — совсем не так, как это было при царской власти.


Следует подчеркнуть, что революционно настроенные матросы-балтийцы быстро стали в оппозицию ко Временному правительству, тон в котором задавали вначале буржуазные деятели, а позднее — довольно умеренные социалисты типа Керенского. Анатолий Железняков сразу же оказался на переднем крае этой борьбы и, безусловно, преуспел в ней. Железняков постоянно выступает на матросских митингах, и его врожденный талант революционного оратора в сочетании с внешней красотой делают его заметной и влиятельной фигурой в матросской среде. Он становится членом Центробалта, делегатом 2-го съезда Балтийских матросов, а впоследствии — и делегатом ІІ Всероссийского съезда рабочих и солдатских депутатов, который поддержал большевистский переворот в октябре 1917 года. Отметим, однако, что сам Железняков относил себя не к большевикам, а к анархистам-коммунистам, он нередко бывал на бывшей даче царского министра внутренних дел П. Дурново под Петроградом, фактически превращенной сторонниками анархии в свою штаб-квартиру. В один из июльских дней 1917 года дача царского министра была окружена крупным отрядом казаков, верных Временному правительству. Разгорается жестокий и упорный бой, матрос-анархист Железняков стреляет в солдат Керенского из нагана и бросает в них бомбы, однако на этот раз ему не удается избежать ареста. Суд приговаривает Анатолия Железнякова к 14 годам каторги. Однако судьба освободила Анатолия от столь длительного наказания. В тюрьму «Кресты», где он содержался, его близкая подруга Любовь Альтшуль приносит несколько пилок и пистолет-браунинг... 14 сентября 1917 года Железняков бежит из «Крестов» и вскоре вновь оказывается в родном Балтфлоте, прекрасно зная, что «братишки» ни при каких обстоятельствах не выдадут его властям. 26 октября 1917 года матрос Железняк во главе отряда революционных моряков штурмовал Зимний дворец. А уже через считанные дни вместе с крупным отрядом (около 800 матросов) Железняков поездом выезжает в Москву на помощь тамошним сторонникам большевистской революции...

Интересно, что сам Железняков и его товарищи-моряки ехали тогда в Москву не одни. Туда же на сравнительно небольшом расстоянии впереди от них на всех парах спешил вражеский бронепоезд... Узнав об этом, матросы решили немедленно догнать и обезвредить его. В этом им очень помогли большевистски настроенные железнодорожники, которые разобрали перед белогвардейским бронепоездом путь в районе станции Бологое. «Белые» оказались в безвыходном положении — впереди у них были разобранные железнодорожные пути, а сзади, хотя и не очень быстро, но все же неотвратимо, приближался поезд с хорошо вооруженными моряками. Враги, не решившись испытывать судьбу, сдались на милость победителя. Правда, к своему большому огорчению, Железняков прибыл в Москву уже после победы там большевистского вооруженного восстания. Однако и морякам работы в Москве хватило. Железняков вместе со своими товарищами проводил обыски и облавы, выявлял «контрреволюционные гнезда» и выступал на многочисленных митингах.

"Мы готовы расстрелять не единицы, а сотни и тысячи, ежели понадобится миллион, то и миллион!"

Из выступления А. Железнякова на III Всероссийском съезде Советов. Цит. по: Протасов, Л. Г. Всероссийское Учредительное собрание : История рождения и гибели. — М. : РОССПЭН, 1997. — С. 320.

В УКРАИНЕ

Вскоре после московского похода Железняков и его близкий соратник, тоже матрос, Ховрин получили новое ответственное задание — выступить со своими моряками на Украину. Их главной задачей стала доставка крупной партии оружия рабочим Донбасса, на которых правительство Ленина возлагало особые надежды в деле борьбы за большевистскую власть в Украине.

Во второй половине ноября 1917 года 1-й Петроградский революционный отряд Железнякова и Ховрина выехал в воинских эшелонах на Украину. Матросы везли с собой 12 тыс. винтовок, 40 пулеметов, огромное количество патронов и снарядов. Кстати, в походе принял участие и тот самый бронепоезд, который моряки захватили в свое время у «белых». Вскоре Железняков и Ховрин получили тревожное сообщение: со стороны Западного фронта с целью прорыва на «белый» Дон по маршруту Сумы —Белгород движутся крупные силы белогвардейцев. Бойцам 1-го петроградского революционного отряда удалось опередить противника и еще до его прибытия занять боевые позиции у Белгорода. Решающий бой произошел в районе деревни Драгунское, где крупная группировка белогвардейцев (около 6 тыс. солдат и офицеров при 200 пулеметах) была полностью разгромлена и рассеяна. Позже отряд Железнякова и Ховрина вступил в Харьков.

Вместе с тем, главная задача 1-го Петроградского отряда — доставка оружия рабочим Донбасса — оставалась по-прежнему не выполненной. И Анатолий Григорьевич, и другие моряки прекрасно понимали всю сложность ее решения — их поредевшему, очень ослабленному отряду предстояло вскоре ступить в бой с многочисленными и хорошо вооруженными донскими белоказаками. В телеграмме, которую Ховрин и Железняков направили «красному» военному командованию, подчеркивалась необходимость значительного усиления отряда живой силой и техникой. Их запрос, однако, по каким-то причинам не был удовлетворен, а еще через некоторое время отряд моряков был вообще отозван в Советскую Россию. Вскоре Анатолий Железняков получил новую должность — должность командира Караульного отряда, который должен был охранять Таврический дворец в Петрограде. В нем 5 января 1918 года должно было открыться Всероссийское Учредительное собрание...

Эпизод, который сделал А.Г. Железнякова знаменитым в России, хорошо известен нашим читателям. 6 января 1918 года около 4 часов утра начальник караула Таврического дворца подошел к председателю Учредительного собрания, известному деятелю эсеровской партии Виктору Чернову и, положив руку на его плечо, произнес: «Прекратите заседание. Караул устал. Часовые хотят спать...» Внешне это выглядело весьма эффектно. Матрос Анатолий Железняков, представитель одной из политических сил большевистской революции, ставит точку в весьма короткой истории « буржуазной учредилки». Может сложиться впечатление, что Анатолий Григорьевич сам, по своей инициативе и на свою ответственность предпринял такой шаг. На самом же деле известный матрос был простым исполнителем приказа ленинского правительства, принявшего решение о роспуске Учредительного собрания.

"Гражданин-матрос[1]. Я получил инструкцию, чтобы довести до Вашего сведения, чтобы все присутствующие покинули зал заседания, потому что караул устал. (Голоса: нам не нужно караула)

Председатель[2]. Какую инструкцию? От кого?

Гражданин-матрос. Я являюсь начальником охраны Таврического Дворца и имею инструкцию от комиссара Дыбенки.

Председатель. Все члены Учредительного собрания также очень устали, но никакая усталость не может прервать оглашения того земельного закона, которого ждет Россия. (Страшный шум. Крики: довольно! довольно!). Учредительное собрание может разойтись лишь в том случае, если будет употреблена сила… (Шум. Голоса: долой Чернова).

Гражданин-матрос. (Не слышно) …Я прошу немедленно покинуть зал заседания.

Учредительное собрание : Стенографический отчёт. — Пг. : Дом печати, 1918. — С. 98. (Цитата дана в современной орфографии.)"

Вполне возможно, что неудачный поход на Донбасс Железняков считал лишь случайным эпизодом своей жизни на украинской земле. Между тем, как показали дальнейшие события, судьба связала его с Украиной уже навсегда. Анатолия Григорьевича ожидало новое, и к тому же ответственное, поручение советского правительства. Он вскоре отправился на юг Украины, имея самые широкие полномочия для решения очень важной задачи — эвакуации на Украину частей русской армии, которые находились тогда на территории Румынии. Благодаря энергичным действиям «матроса Железняка» задача была успешно решена, а с королевской Румынией, которая оказалась в состоянии войны с Советами, было заключено перемирие. Однако на смену ей пришел куда более сильный противник — многочисленная и хорошо вооруженная австро-венгерская армия.                                                                                                                                    Надо сказать, что матросы-железняковцы и их командир оказались достойными противниками австро-венгерских вояк. В жестоком и упорном бою под местечком Слободкой они уничтожили 437 солдат и офицеров противника, а под самой Бирзулой — еще 90. Однако, учитывая огромное неравенство в силах, можно прийти к выводу, что подчиненные Анатолия Григорьевича могли лишь временно задержать, но никак не остановить продвижение австро-венгерских войск на восток. К концу апреля немецкие и австро-венгерские отряды захватили практически всю территорию Украины. Анатолий Железняков возвращается в Советскую Россию, где гражданская война для него, естественно, не заканчивается.

Позднее в своих мемуарах другой известный матрос-большевик Федор Раскольников, близко знавший Железнякова по Балтийскому флоту, утверждал, что, хотя Анатолий и был анархистом, он практически ничем не отличался от коммунистов-большевиков. В этом, безусловно, есть значительная доля правды, однако не все факты из жизни легендарного матроса вписываются в эту раскольниковскую оценку. Известно, например, что летом 1918 года анархист Железняков открыто солидаризовался с левыми эсерами, поднявшими тогда мятеж против большевистской власти, и даже выступил за ликвидацию ленинского Совнаркома.... В то же время у него возник острый конфликт с одним из высших советских руководителей — Николаем Подвойским, вскоре после начала конфликта поезд, в котором ехал Подвойский, потерпел крушение... Причины железнодорожного инцидента остались неизвестными, однако некоторые горячие головы практически сразу же обвинили в нем Железнякова. Понятно, что в суровое военное время такое обвинение могло иметь самые печальные последствия для Анатолия. Оппонент Подвойского, однако, не стал пассивно дожидаться самого худшего и, как это уже было при Временном правительстве, бежал под защиту надежных «братишек» на Балтику. Вскоре, однако, все обвинения были с него сняты, а однажды вечером Анатолий сказал родным, что вскоре снова уедет в Украину и чтобы писем от него не ждали...


Тогда по поручению советских руководителей Железняков должен был добраться до Одессы, занятой к этому времени войсками белогвардейцев и интервентов, и развернуть там подпольную работу. На мой взгляд, это был хорошо продуманный шаг большевистской власти, которая сочла, что в антантовско-белогвардейской Одессе от Железнякова будет намного больше пользы, чем в Советской России, где действия энергичного матроса, уже однажды показавшего свое антибольшевистское лицо, могли стать непредсказуемыми...


В ОДЕССКОМ ПОДПОЛЬЕ


Путь Анатолия Григорьевича в «Южную Пальмиру» оказался весьма нелегким. Вначале он и члены его группы (среди них была и жена Анатолия Елена Николаевна Винда) на телеге с лошадьми добрались до Конотопа, а затем — когда поездами, а когда и своим ходом — до Николаева. Кстати, совсем недалеко от этого города, на станции Водопой, с Железняковым и его товарищами произошел любопытный инцидент. Неожиданно на железнодорожных путях станции появился военный эшелон с большим, хорошо вооруженным немецким отрядом. Немцы со свойственной им оперативностью вышли из вагонов и... немедленно сложили оружие перед «могильщиком» Учредительного собрания... Впрочем, Железняков довольно быстро сообразил, в чем дело. Кайзеровские вояки, прекратившие после революции в своей стране активное вмешательство в украинские дела, вели себя гораздо осторожнее после капитуляции Германии и ошибочно приняли Железнякова и его соратников за официальных представителей Советской власти. Впрочем, такая легкая победа оказалась в жизни Железнякова первой и последней.

До Одессы сам Железняков, его жена и другие подпольщики добрались с многочисленными «приключениями». Они выехали туда на небольшом торговом парусном судне (так называемом дубке) и почти сразу же попали в полный штиль, заставивший их простоять на месте целых три дня. Затем дубок был задержан белогвардейским патрульным кораблем и, более того, белым удалось обнаружить здесь революционную литературу, завернутую в парусину. Правда, на этот случай Железняков имел «домашнюю заготовку» — он сказал белогвардейцам, что литература принадлежит не ему и не его друзьям, а каким-то пассажирам, которые сошли на берег раньше... Деникинцы, естественно, не поверили этой легенде и подвергли Железнякова, его жену и их спутников энергичным раздельным допросам, но ничего не добились и вынуждены были их освободить. В саму Одессу Железняков прибыл с фальшивым паспортом на имя Викторса. Сразу же по прибытии новый подпольщик развернул агитационно-пропагандистскую работу среди французских интервентов, распространяя среди них большевистскую литературу на французском языке. В своем большинстве французские солдаты и матросы не сочувствовали войне, в которое их вовлекло правительство Клемансо, и вскоре «камрад Анатоль» стал среди них чрезвычайно популярен. Правда, общение с антантовцами сильно затруднялось тем, что Железняков совершенно не знал французского языка. И поэтому Анатолий часто буквально умолял свою жену, прекрасно владевшую французским языком, подсказать ему то или иное слово.

Этим, естественно, не ограничилась подпольная работа Железнякова в Одессе. Тогда Анатолий Григорьевич совершил настоящий подвиг, достойный высокой награды. Ему удалось проникнуть на несколько кораблей, стоявших в одесском порту, и потопить их, открыв кингстоны.

Предсмертное фото. Анатолий Железняков в нижнем ряду среди бойцов своего бронепоезда.

Короткая и бурная жизнь Анатолия Железнякова оборвалась 27 июля 1919 года в бою под станцией Верховцево на Днепропетровщине, когда бронепоезд «Худяков», которым он тогда командовал, пытался прорваться через окружение деникинских войск. Намеченный прорыв успешно совершился, но дорогой ценой — командир бронепоезда был смертельно ранен. А в истории этот неукротимый анархист все же остался главным образом в роли человека, грубо разогнавшего Учредительное Собрание...



 


Subscribe

promo history_club february 19, 2014 20:52 Leave a comment
Buy for 1 000 tokens
УКАЗ Президиума Верховного Совета СССР О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР Учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР, Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment